История Анголы

16.01.2016

Черная шутка конца 1970-х в СССР: «Приехал нетто, уехал брутто». Это о первом ангольском президенте, Агостиньо Нето. Был он человеком больным, и даже академик Чазов с его командой оказались бессильны. Умер Нето в сентябре 1979 года прямо в Москве, после неудачной операции, и отправили президента на родину уже, увы, в гробу (потому и «брутто»). По центральному телевидению тогда показывали почетный караул на Внуково, процедуру заноса гроба по трапу и все такое.

Нето сменил его ученик, молодой Эдуарду душ Сантуш, и продолжил твердую марксистскую линию. А Савимби и его УНИТА все 1980-е годы продолжали в целом безуспешно воевать против оснащенной советским оружием правительственной армии и присутствовавших в виде «интернациональной помощи» кубинцев. Постепенно Савимби, в советской прессе именуемый не иначе как жалким наймитом империалистов, превратился в живую легенду. В вечного партизана-смутьяна, своего рода капиталистического Че Гевару. Кстати, тоже врач, родился в 1934 году, получил медицинское образование в Португалии, стажировался в 1960-е годы в Китае, владел несколькими языками и обладал даром убеждения и гипноза.

Уже в перестроечные времена в Анголе наступила кое-какая разрядка. В 1989 году вывели свои войска Куба и, соответственно, ЮАР. В 1990 году провели экономическую либерализацию» потом приватизацию, что подготовило почву для прихода западных инвесторов. Наконец, в 1992 году две стороны, поняв, что «чистой» победы не будет, а «по очкам» — ждать можно бесконечно, решили замириться и провести выборы. Баллотировалось два кандидата: душ Сантуш и Савимби. Победу одержал бывший марксист с 50 % голосов, бородатому же партизану Савимби поверило только 40 % избирателей. Победитель предложил ангольскому «Че» пост вице-президента, который тот с презрением отверг.

Ой, какой конфуз! А США-то рассчитывали, что все будет по-другому. Западные наблюдатели признали, кстати, выборы действительными. Официально — да, но на самом деле... Американцы ведь всегда не мытьем, так катаньем полезут во все дыры, когда не по их выходит, а очень хочется. А Савимби с его холерическим темпераментом накрутить —раз плюнуть. Так что он обиделся и продолжил войну, в очередной раз превратив Анголу в полигон для испытания советского и западного оружия.

Но военного победителя Ангола в XX веке так и не узнала. В 1994 году — очередное замирение, три года разговоры об условиях интеграции УНИТА в нормальную жизнь, в 1997 году — образование коалиционного правительства. И опять недолго музыка играла! В 1998 году снова разгрызлись. А душ Сантуш окончательно покаялся в марксистском прошлом, убрал слово «народная» из названия страны и разрешил американцам добывать кое-какую нефть на шельфе.

Тут еще Кабила, пришедший к власти в Конго и с удовольствием разгромивший базы УНИТА, которые ранее пригрел у себя Мобуту, подлил масла в огонь. Савимби взбесился, стал рубать направо и налево. На рубеже веков партизан уже находился в состоянии политической и психологической агонии. И развязка наступила.

Смерть Савимби (22.02.2002 — красиво выглядит, не правда ли?) от ракетного удара правительственных войск решила в новейшей истории Анголы практически все. Уже в апреле переговоры между Луандой и оставшимися без харизматического главаря руководителями УНИТА о мире увенчались успехом. А простые жители Луанды это прекрасно понимали еще в феврале и, как только узнали о том, что Савимби пришел капут, устроили карнавальный отвяз на несколько дней — с гудками машин, с реками алкоголя и салютами из Калашниковых. Даже уж не знаю, с чем сравнить. Смерть какого человека вызывала еще такой ничем не прикрытый, демонстративный восторг?!

И я тоже смело присоединяюсь к этому восторженному хору. Потому что Анголе без Савимби явно стало легче дышать. И, дай бог, скоро ездить можно будет по стране, не опасаясь шальной пули.

Правительство Тульской области
Министерство культуры и туризма Тульской области
ГАУ ТО «Центр информационных технологий»